• Voilà Mahalla

Рынок труда и бедность в Узбекистане

Voilà Mahalla кратко и просто поясняет как неэффективный из-за государственного регулирования рынок труда и фактический запрет на работу независимых ННО приводит к бедности в Узбекистане.


Disclamer: Представленная интерпретация статистики, выкладок и информации из докладов подготовлена авторами Voilà Mahalla и никак не связанна с авторами докладов. ВБ, ЦЭИР, АБР и ПРООН не несут ответственность за представленную интерпретацию.


Реально работающие, а не карманные ННО и профсоюзы, сильное гражданское общество могут помочь в сокращении барьеров на работу частного сектора, что приведет к росту количества предложений рабочих мест. Давление в виде коллективных трудовых споров может помочь в росте заработных плат. Работа независимых ННО в сфере образования, повышения квалификации и эффективного рекрутинга поможет в росте качества человеческого капитала в Узбекистане.

Неэффективный и несправедливый рынок труда – одна из главных причин бедности в стране. В Узбекистане доход от занятости составляет ненормально низкую долю национального дохода (меньше 40% против среднего по региону 55%), которая продолжает снижаться.


Согласно опросам, нехватка рабочих мест является основной темой обеспокоенности людей.

Уровень официальной (~10-11%), плюс неофициальной (+~33-35%) безработицы остается чрезвычайно высокой. От 2 до 4 млн «занятых» работают трудовыми мигрантами за рубежом. До COVID-19, 59% занятости приходился на неформальный сектор и лишь 35% имели трудовую книжку. Карантинные ограничения в 2020 году негативно сказались на уровне занятости и доходах беднейших слоев, миграция за границу также резко сократилась, ситуация улучшилась лишь в 2021 году.


Экономический рост утрачивает свое воздействие на сокращение бедности в Узбекистане. В 2010х, для роста занятости на 1%, требовался рост ВВП на 5%. Темпы роста доходов в последние годы были низкими, особенно среди беднейших слоев, доходы росли в три раза медленнее ВВП, а доходы беднейших – в шесть раз медленнее. Текущие темпы сокращения бедности на фоне роста ВВП (на 1% при росте ВВП на 1%) ниже, чем в других странах (на 3,3% при росте ВВП на 1%).



Эмиграция является привлекательным способом выйти из бедности и нужды для многих домохозяйств Узбекистана. Даже после кризиса COVID-19 и экономического кризиса в РФ, от 1,8 до 2 млн узбекистанцев официально числятся трудовыми мигрантами.


Трудовые мигранты за рубежом помогают бороться с бедностью в Узбекистане, ввиду недостатка рабочих мест в стране и текущими низкими зарплатами.


Узбекистан может последовать примеру других стран и на госуровне наращивать потенциал международных трудовых мигрантов, за счет программ интенсивной языковой подготовки, обучении необходимым навыкам, помощи в нахождении работы, обучении на тему законных прав мигрантов, продвижения международных соглашений по упрощению международных поездок, патентных и регистрационных требований.


Для успеха трансформации Узбекистана необходимо поддерживать всеохватывающую занятость населения. Медленные темпы роста занятости и заработных плат на протяжении долгого времени ограничивали темпы сокращения бедности и роста среднего класса Узбекистана.


Многие из многообещающих вариантов реформ могут привести к устранению хотя бы части административных искажений, барьеров, нагрузок и налогов, что может привести к росту частного сектора и росту количества и качества рабочих мест.


Тем не менее важна и упреждающая роль государства в создании инклюзивного рынка труда для женщин, молодежи, лиц с инвалидностью и других групп населения, для этого необходим и снос ограничений и запретов на работу независимых ННО, чтобы пользу от реформ ощутили все жители страны.


Снятие фактических запретов на работу независимых ННО сможет помочь в росте человеческого капитала. Рост производительности невозможен без роста ныне низкого человеческого капитала в Узбекистане, ведь пока бедные люди не имеют доступа к качественному образованию и здравоохранению.


Упор на развитие навыков со стороны государства и ННО, с возможным привлечением обширной сети центров поддержки занятости по всей стране, важен для обеспечения трансформации экономики и повышения конкурентоспособности рабочей силы.


Сейчас практически отсутствует горизонтальная координация между ведомствами, отвечающими за пособия для бедных и за другие программы социальной помощи, в вопросах устройства на работу, обучения, экономического развития и финансирования.



Гендерный дисбаланс и бедность

Бедность связана и с гендерным дисбалансом в доступе к услугам образования и здравоохранения, а также к экономическим возможностям в Узбекистане.

Домохозяйства, возглавляемые женщинами, не пользуются помощью местного социального капитала (местных общин) в той же степени, как возглавляемые мужчинами домохозяйства, для покрытия своих базовых нужд.


Также имеет место серьезное неравенство в силе голоса и прав женщин в обществе по сравнению с мужчинами. Участие женщин в рабочей силе ниже на 28%, имеется гендерная сегрегация профессий. Очень часты случаи безнаказанного насилия над женщинами, как на работе, так и в семье.



Гендерный дисбаланс и его фактическая поддержка со стороны правительства


Радикальные проправительственные исламисты, усиливают свое влияние и настаивают на дальнейшем закрепощении женщин и фактическом несоблюдении законодательства, весьма вероятна их широкая поддержка со стороны правоохранительных органов.


Одновременно с этим, работа независимых ННО нацеленных на помощь женщинам в защите от насилия в семье, и на рост самостоятельности, часто фактически блокируется и запрещается регуляторами, а также неофициальными запретами и давлением, в том числе и со стороны проправительственных нацистов и исламистов.

6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все