• Voilà Mahalla

Государство как причина бедности в Узбекистане

Коротко о том, как государственная политика в экономической сфере до 2016 года тормозила развитие и мешала борьбе с бедностью.


На основе докладов ВБ, ЦЭИР, АБР и ПРООН. Представленная интерпретация статистики, выкладок и информации из докладов никак не связанна с авторами докладов. ВБ, ЦЭИР: АБР и ПРООН не несут за них ответственность


Voilà Mahalla нацелена на освещение темы коренных причин бедности в Узбекистане, как с точки зрения экономики и регулярной среды, так и с точки зрения социальных и культурных изменений. Мы начинаем серию постов про коренные причины бедности с краткого и простого пояснения на наш взгляд важнейшего фактора - во многом провальной экономической политики Узбекистана до 2016 года.


Сокращение бедности требует ускоренного создания новых рабочих мест, особенно для молодежи, женщин и лиц с инвалидностью. Но, темпы создания рабочих мест зависят от перераспределения ресурсов в пользу наиболее производительных предприятий и отраслей и устойчивых видов использования, а росту производительности мешают госсектор и госконтроль.


Узбекистан оставил советскую модель центральной роли государства в экономике при продолжающемся снижении эффективности, проведя ограниченную приватизацию, сделав ставку на госинвестиции.


Земля осталась в собственности государства, госбанки оставили полный контроль над распределением финресурсов, движение рабочей силы регулировалась правительством при помощи ограничений по размерам зарплаты и мер госрегулирования, мобильность ограничивалась в том числе и институтом прописки.


Сельское хозяйство стагнировало из-за госполитики по насильственному извлечению чистой добавленной стоимости, повсеместного использования принудительного труда, административной монополии государства на закупку, административно устанавливаемых цен и квот на объемы производства, и поэтому рост производительности труда был ограничен.


Как и в советскую эпоху, сфера услуг оставалась одной из самых неразвитых в мире. Частным предприятиям было разрешено действовать лишь в некоторых отраслях экономики, как раз в торговле и сфере услуг. Но частные предприятия действовали под давлением параллельной (незаконной и коррупционной) и деспотичной системы регулирования.


Для того, чтобы избежать регулятивной нагрузки и высоких налогов, большинство частных фирм оставались небольшими по размеру капитала, скрывали доходы и использовали неформальные рынки труда, что способствовало развитию огромной теневой экономики. Доступ к иностранной валюте (особенно для импорта потребительских товаров) был серьезно ограничен для частного сектора, и до либерализации в 2017 году на черный рынок приходилась почти половина объемов обмена валюты в стране.


Добывающая промышленность по бумагам росла огромными темпами, но экономика не генерировала достаточного числа рабочих мест. Далее, фискальная политика делала упор на достижение национальной самообеспеченности и развитие при ведущей роли государства. Самообеспеченность была достигнута за счет накопления золотовалютных резервов, в том числе в суверенном фонде под названием Фонд реконструкции и развития Узбекистана (ФРРУ).


Промышленность развивалась через госпредприятия, защищенные от конкуренции при помощи запретительных барьеров и за счет существования госмонополий, ограничивающих вход частных предприятий на на занятые рынки. Во внешней торговле биржевыми товарами также доминировали госпредприятия, и почти все частные транзакции проходили через государство.


Такая модель развития обходилась частному сектору в дорогую цену. В других отраслях частные инвестиции были разрешены, но только при условии осуществления в партнерстве с государством.


Крупные госпредприятия и немногие частные предприятия, имевшие связи, получали выгоду от субсидированных инвестиций, кредитных ресурсов, предоставляемых по курсам ниже рыночных, а также от регулируемых цен на факторы производства. Это способствовало коррупции и неэффективности.


Решение проблемы дефицита рабочих мест требует устранения барьеров, мешающих частным фирмам входить на рынок, конкурировать на нем и расти.


В период с 2017 года объявлено о многочисленных реформах, направленных на улучшение условий для частного сектора, но активность частного сектора все еще сдерживается по причине неэффективной работы рынков факторов производства, контролируемых правительством, из-за политики, направленной на поддержание доминирующего положения госпредприятий на рынке и недостаточной открытости, слабых рыночных институтов и некачественной инфраструктуры.


Как показали реформы в сельском хозяйстве, устранение этих барьеров может позволить ускорить создание рабочих мест и рост доходов, особенно в сельской местности, где проживает большая часть бедного населения Узбекистана.


Disclamer: Представленная интерпретация статистики, выкладок и информации из докладов подготовлена авторами Voilà Mahalla и никак не связанна с авторами докладов. ВБ, ЦЭИР, АБР и ПРООН не несут ответственность за представленную интерпретацию.





3 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все