• Voilà Mahalla

Проект поправок в Конституцию Узбекистана

Обновлено: 8 авг.

Поправки в конституцию с целью «обнуления сроков». Обсуждение статуса Каракалпакстана. Суперпрезидентская республика и выборность глав регионов.


Voilà Mahalla выкладывает информацию из доклада на тему поправок в конституцию Узбекистана. Мы будем продолжать освещать тему поправок в конституционных поправок и связанные с ними изменения.



О необходимости реформы Конституции Шавкат Мирзияев заявил в своей инаугурационной речи сразу после переизбрания на второй срок в 2021.


Вместо ожидаемого (1) отхода от суперпрезидентской формы правления, (2) расширения влияния парламента, (3) создания системы сдержек и противовесов для развития гражданского общества и (4) избираемости властей на местах, последовалипредсказуемые поправки связанные с увеличением президентского срока с 5 до 7 лет. Наряду с возможностью «обнуления» сроков, это позволит Мирзияеву вероятно править несменяемо и пожизненно, до 2040 года.


Практика формальных но не реальных изменений конституции для «обнуления сроков» ранее использовалась в самом Узбекистане президентом Каримовым, да и в других постсоветских странах - в Белорусии, Таджикистане, Казахстане и РФ.


Что из себя представляют поправки в статьи Конституции о Каракалпакстане и что возмутило каракалпакстанцев.


Темой всколыхнувших общественность, стали поправки в статьи главы XVII, связанные со статусом Республики Каракалпакстан. Поправки в статьи 70, 71, 72, 74 и 75 предполагают утрату суверенного статуса Республики Каракалпакстан, возможности законного выхода из состава Узбекистана через референдум, принципа верховенства Конституции Каракалпакстан над законами РУз, регулирования взаимодействия Каракалпакстана и Узбекистана через взаимные договора.


Результатом стали многочисленные митинги в Каракалпакстане и последовавший республиканский кризис на который были вынуждены реагировать лично президент Мирзияев, его аппарат и силовики.


Обсуждение статуса Каракалпакстана как лакмусовая бумага реальности реформ и адекватности властей.


Иронично в противоречие предложенных поправок в статьи 29 о свободе слова и праве на доступ в интернет, множество источников сообщали об ограничениях в доступе к интернету, а также репрессиях в адрес журналистов, блогеров и активистов в Каракалпакстане, последовавших за общественным возмущением каракалпакстанцев.


«Газета.уз» вынудили удалить две статьи о поправках в конституцию. Далее редакция издания столкнулась с атакой «троллей» в комментариях к статье о продлении президентского срока с 5 до 7 лет. Популярные узбекистанские СМИ умалчивали тему поправок, связанную с ними тему обсуждения поправок со стороны активистов и экспертов, и тему протестов в Каракалпакстане.


Издание «Хук» отмечает, что в ответ на цензуру и давление в адрес «Газета.уз» в день работников печати и СМИ, узбекские медиа проявили удивительное малодушие и равнодушие, что вероятно является показателем цензуры, внутренней и внешней, также отмечает отсутствие солидарности между работниками СМИ и молчаливое согласие с очередной атакой на свободу слова.


В ответ на кризис в Каракалпакстане, Мирзияев предложил не вносить поправки в конституцию в части статуса автономной республики, введено ЧП.


Согласно источнику связанного со структурами АП, власти не планировали никаких «многоходовок» с последующим «добрым жестом» со стороны Мирзияева, а сам кризис в Каракалпакстане в виде негативной реакции местных граждан стал неожиданностью для руководства страны.


Суперпрезидентская республика, отсутсвие системы сдержек и противовесов, произвол властей.


Анализ статей 89-97 текущей конституции регулирующих полномочия президента позволяют назвать текущий режим в Узбекистане суперпрезидентской республикой без наличия какой-либо системы сдержек и противовесов.


В ней власть президента не ограничена ни судебной, ни законодательной властями, а полномочия назначения всех основных чиновников и силовиков создают питательную среду для продолжения системы произвола и беззакония на местах.


Отсутствует механизм импичмента президента или даже намек на реальный контроль над действиями президента со стороны судебной или законодательных властей.


Неприкасаемые и неизбираемые хокимы.


В ответ на обсуждавшуюся необходимость отхода от системы суперпрезидентской власти, предложенные поправки в статьи 78, 93, наряду с возможностью фактически пожизненного правления Мирзияева (ввиду увеличения президентского срока и якобы возможностью «обнуления сроков») приведут к еще большему расширению неограниченных полномочий президента, а не наоборот.


Остался и институт неприкасаемости назначаемых президентом хокимов (глав) областей и Ташкента.


Анонсированные Мирзияевом в 2016 реформы направленные на выборность и подотчетность хокимов, еще раз подчеркнутые им в 2017 и 2020 годах, так остались одними из невыполненных обещаний текущего президента.


Текущие версии статей 99-105, как и предложенные изменения в главе об основах государственной власти на местах предполагают сверхполномочия назначаемых президентом хокимов при отсутствии системы сдержек и противовесов и подотчетности обществу.


Формально хокимы областей и Ташкента назначаются и освобождаются от должности президентом после утверждения местным кенгашем (заксобранием) народных депутатов.


По факту кенгаш возглавляет сам хоким, а решения о назначении на должность хокима принимаются в ходе непрозрачных подковерных согласований между работниками АП и местными элитами при отсутствии учета обратной связи со стороны местных жителей и гражданских активистов; 2016 года существует вынужденная неприкасаемость хокимов для органов правопорядка, о чем далее.


В период правления Каримова неизбираемость объяснялась борьбой с традициями клановости и центробежными стремлениями местных элит, а их неподотчетность якобы компенсировалась надзором со стороны силовиков, фиксировавших и докладывавших в центр всю информацию о хокимах.


Это, согласно отчетам, привело к тому, что силовики стали частью непрозрачной административной системы на местах, а хокимы были вынуждены делиться коррупционным доходом не только с центром, но и с местными органами правопорядка.


Администрация Мирзияева сломила эту коррупционную систему, предоставив хокимам иммунитет и неприкасаемость от силовиков, но дозволение некоторой свободы слова на местах для контроляхокимов по факту приостановлено, так как обсуждение коррупции и беззаконья все больше бросало тень на президента и его окружение.


Анализ предложенных поправок показывает, что реформа была затеяна лишь для удержания текущего президента у власти до 2040 года. Поправки о статусе РК не принципиальны для АП.


Сами поправки, во многом носят тавтологичный характер, поскольку по факту лишь повторяют смысл уже существующих статей конституции.


Фактически официальное провозглашение пожизненного правления текущего президента при сохранении суперпрезидентской формы конституционного правления означает завершение небольшого периода реформ и реальной либерализации в 2016-2021 годы.


Замалчивание обсуждения со стороны узбекских медиа также означает зачистку небольшого поля свобод и надежд предоставленных СМИ в период первого срока президентства Мирзияева.


4 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все